Динамика взглядов россиян на роль государства в экономике и социальной сфере

Журнал "Пенсионное обозрение"
14.12.2011
 
В апреле 2011 года Институт социологии РАН провел общероссийское социологическое исследование: «Двадцать лет реформ глазами россиян». По результатам работы был подготовлен аналитический доклад, выполненный в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Федерика Эберта в Российской Федерации. Вашему вниманию, уважаемые читатели, мы предлагаем раздел 9 исследования «Динамика взглядов россиян на роль государства в экономике и социальной сфере».
 

Изучение взглядов россиян на роль государства в экономической и социальной сферах жизни общества является, безусловно, актуальной исследовательской задачей. Учитывая неоднозначное отношение населения страны к реформам, неоднородные оценки происходящего в обществе, важно понять, какой запрос в этих условиях россияне предъявляют к государству, что относят к его компетенциям, какие надежды на него возлагают.

Начнём с социальной сферы, установки по отношению к роли государства в которой формируют соответствующие запросы к проводимой социальной политике, а также оказывают влияние на оценку текущей ситуации и степени успешности в целом государственной политики. Данные показывают, что представления большинства россиян об оптимальной модели государственного управления в сфере социальной политики выглядят следующим образом: государство должно обеспечить всем определённый минимум, а остального каждый должен добиваться сам. В настоящий момент такую точку зрения разделяют 45% населения (табл. 9.1)

Таблица 9.1

Представления россиян о роли государства в социальной сфере,

2011 г., %

Представления

%

Государство не должно вмешиваться в жизнь граждан, каждый рассчитывает только на себя

2

Государство должно помогать только слабым и беспомощным

12

Государство должно обеспечить всем гражданам определённый минимум, а кто хочет получить больше, должен добиваться этого сам

45

Государство должно обеспечить полное равенство всех граждан (имущественное, правовое, политическое)

41

 

Ответы россиян на этот вопрос показывают также, какие модели социального устройства оказываются для них совершенно неприемлемыми. Так, поддержать либеральную модель социальной политики, при которой государство либо вообще не вмешивается в социальную сферу жизни общества, либо оказывает помощь только самым неблагополучным слоям населения, готова незначительная доля ответивших (всего 14%). Это не удивительно, если учесть, что для 65% населения, по их самооценке, будет сложно прожить без поддержки государства. При этом, хотя модель, при которой всем обеспечивается минимум, а остального они добиваются сами, является приоритетным выбором российского населения, но лишь чуть меньшая доля россиян выступает за полное равенство всех граждан, которое должно обеспечить государство.

Уже из этих данных видно, что установки россиян по отношению к государству и его компетенциям и обязанностям неоднородны и что в стране существуют группы с разными типами мировоззрения. Проанализируем подробнее, кто поддерживает ту или иную модель роли государства в социальной сфере.

За модели, при которых вмешательство государства в социальную сферу жизни общества вообще не предполагается, или предполагается только помощь слабым и беспомощным, а все остальные не попадают под опеку государства и действуют сами, выступают в несколько большей степени те, кто считает, что их жизнь складывается хорошо (17% против 8% среди тех, кто считает, что их жизнь складывается плохо). Идея отсутствия государственного вмешательства или сведения его к минимуму также в большей степени характерна для тех, кто считает, что сможет обеспечить свою семью самостоятельно – 19% против 11% среди тех, кому сложно прожить без материальной поддержки государства. Нужно также отметить, что за эти модели чаще выступают жители средних по размеру поселений, в то время как жители мегаполисов и сёл дают оценки, соответствующие среднероссийскому уровню. Кроме того, наибольшая доля сторонников такого выбора наблюдалась в группе тех, кто находился в возрастной группе от 18 до 30 лет – т. е. наиболее экономически активной группе населения, кто, по всей видимости, меньше зависит от государства. Что касается уровня образования, то он не являлся дифференцирующим признаком при выборе моделей деятельности государства в социальной сфере – во всех группах, различающихся образовательным уровнем, доли выступающих за варианты либеральной модели были примерно одинаковыми.

Интересно посмотреть, чем отличаются две наиболее значительные по численности группы: приверженцев модели полного равенства всех граждан, обеспечиваемого государством, и тех, кто считает, что государство должно гарантировать всем только определённый минимум. Анализ показывает, что важным фактором здесь является возраст. Так, среди тех, кто старше 60 лет, доля сторонников всеобщего равенства превышает долю тех, кто выступает за обеспечение государством для всех лишь определённого минимума (49% против 37%), в то время как во всех остальных группах наблюдается противоположное распределение ответов. Таким образом, приверженцы полного равенства – это, прежде всего, пожилые россияне. Тип поселения также играет свою роль – наибольший запрос на полное равенство предъявляют жители ПГТ, в то время как в крупных городах и, как ни странно, сёлах больше сторонников активной роли самого человека в достижении определённых результатов.

Кроме того, большую поддержку модели полного социального равенства высказывают те, кто отмечает среди основных источников своих доходов трансферты от государства. Среди них 44% поддерживают такую модель, и 41% выступает за модель с обеспечением определённого минимума; в то время как среди тех, кто не зависит от государства с точки зрения источников дохода, эти доли составляют 39% и 47%, соответственно. Наконец, говоря о дифференциации предпочтений в зависимости от занимаемых структурных позиций, нужно сказать, что за полное равенство выступают, прежде всего, неработающие пенсионеры и рабочие низкой квалификации, а за минимальные гарантии со стороны государства чаще, чем представители остальных групп, выступают руководители.

Посмотрим, менялись ли предпочтения населения, связанные с ролью государства в социальной сфере, в течение последнего десятилетия (рис. 9.1).

Как видно из рис. 9.1, вариант полной независимости социальной сферы от государства в течение последних 10 лет стабильно привлекал лишь 2–3% населения. Для абсолютного большинства россиян такая модель нелегитимна. Помощь только слабым и беспомощным в течение последних лет набирала не более 12% сторонников, причём за последний год поддержка такой модели сократилась. Судя по данным, основное перераспределение голосов происходило вокруг двух наиболее популярных моделей: модели полного равенства и модели с гарантированным государством минимумом для всех. В настоящий момент вариант полного имущественного, правового, политического равенства приобрёл максимальное количество сторонников за последние 10 лет – сейчас его поддерживают 41% россиян. При этом поддержка варианта, при котором государством обеспечивается только определённый минимум, наоборот, сократилась – с 55% в 2001 г. до 45% в 2011 г., хотя этот вариант и остаётся пока преобладающим. Возможно, это частично связано с тем, что для населения остро стоит проблема не только имущественного неравенства, но и неравенства правового и политического характера, и россияне ждут решения этих проблем именно от государства. По крайней мере, именно обеспечение равенства всех перед законом большинство россиян назвали в качестве ключевой идеи для модернизации страны в 2010 г.

Что это означает? А то, что рост надежд на государство может быть частично связан не столько с желанием населения «всё отобрать и поделить», сколько с обеспечением для всех россиян равенства возможностей, равенства перед законом, равенства в политических правах и свободах – тех типов равенства, которые население пока не видит в реальности. Такая трактовка подтверждается и тем фактом, что россияне в своей массе всё же являются сторонниками общества равных возможностей, а не общества равных доходов. В течение последних 10 лет около 60% населения (и эта цифра стабильна) утверждают, что равенство возможностей для проявления способностей каждого важнее, чем равенство положения, доходов и условий жизни. При этом противоположного мнения придерживаются менее 40%.

Таким образом, можно говорить о том, что россияне ждут от государства активной политики в социальной сфере. Однако цель её, по мнению наиболее многочисленной группы населения, состоит всё же не в обеспечении имущественного равенства, а в предоставлении всем гражданам страны равных возможностей для реализации своего потенциала, а также минимальных гарантий, которые могли бы подстраховать россиян в случае неблагоприятного развития ситуации в стране, проблем на рынке труда или неблагополучной ситуации в их домохозяйствах.

Как было показано выше, в течение последнего года запрос на активную роль государства в социальной сфере увеличился. Это подтверждается и данными о том, в каком обществе сейчас хотели бы жить россияне – обществе индивидуальной свободы или обществе социального равенства. В настоящий момент о своём предпочтении общества социального равенства говорят 52% россиян, о предпочтении общества индивидуальной свободы – 19%. Остальные затруднились дать ответ на этот вопрос.

Динамика ответов на данный вопрос показывает, что за последний год произошло значительное сокращение сторонников общества индивидуальной свободы. Однако часть из них не изменила своего мнения на кардинально противоположное, выразив чёткое желание жить в обществе социального равенства, а затруднилась с ответом, не имея возможности выбрать одну из двух предложенных позиций или предпочитая какую-то иную, третью альтернативу. По всей видимости, растёт запрос на более активные действия государства в социальной сфере, на меньшее неравенство в обществе, но при этом не на полную «уравниловку» по всем возможным жизненным параметрам.

Посмотрим теперь, как менялось распределение ответов россиян при выборе между обществом индивидуальной свободы и обществом социального равенства в течение пореформенных лет (рис. 9.2).

Как видно из рис. 9.2, картина распределения ответов россиян в этом вопросе достаточно устойчива. Среди определившихся с ответом доля сторонников общества социального равенства стабильно составляет более двух третей населения, а за последний год произошел её рост с 67% до 73%. Если же рассмотреть абсолютные, а не относительные доли выбравших тот или иной вариант ответа на этот вопрос, то становится ясен рост доли неопределённости для россиян в данном вопросе – за последний год снизилась и доля сторонников общества социального равенства, и доля тех, кто предпочитал общество социальной свободы. Как было отмечено выше, россияне всё же не являются убеждёнными сторонниками полного равенства – однако, по всей видимости, и общество индивидуальной свободы также вызывает у части из них скорее негативные эмоции, ассоциируясь со вседозволенностью (что неудивительно, т. к. 64% россиян понимают свободу именно как возможность быть самому себе хозяином). Оптимальной им представляется модель, где индивидуальная свобода каждого всё же ограничивается государством, которое при этом предоставляет всем минимальные, но подтверждённые гарантии, а равенство всех граждан перед законом позволяет каждому добиваться больше этого минимума в соответствии с индивидуальными желаниями и возможностями.

Кратко отметим, что при ответе на этот вопрос важным фактором был возраст респондентов. Так, среди тех, кому в момент опроса было от 18 до 25 лет, 31% выбрали общество социальной свободы, а 35% – общество социального равенства. При этом среди тех, кто был старше 60 лет, эти доли составили 10% и 66%, соответственно. Кроме того, значительно дифференцировались ответы и в зависимости от оценок россиянами их жизни: среди тех, кто считал, что в настоящий момент их жизнь складывается хорошо, 26% предпочли общество индивидуальной свободы и 44% – общество социального равенства; в то время как среди тех, кто считал, что их жизнь складывается плохо, эти доли составили 8% и 67%, соответственно. Таким образом, запрос на социальное равенство предъявляют, прежде всего, пожилые россияне, а также те, кто не удовлетворён своей жизнью.

Какова, по мнению населения, должна быть при этом роль государства в экономической сфере жизни общества? Учитывая сказанное выше, неудивительно, что большинство россиян видит роль государства в  экономике как ключевую. Модель экономической сферы жизни общества, получающая поддержку наибольшей части россиян, – государство, которое восстановит государственный сектор, расширив при этом экономические возможности для населения. Классическая рыночная экономика, при которой вмешательство государства сводится к минимуму, а ведущая роль в экономической сфере жизни переходит к частным акторам, практически не поддерживается россиянами – за последние 10 лет доля выбирающих такую модель не превышала 10% (табл. 9.2).

Таблица 9.2

Тип государства по отношению к экономике, в наибольшей степени отвечающий интересам России,

1994-2011 гг., %

Типы государства

1994

2001

2011

Государство, которое полностью восстановит централизованное регулирование экономики, контроль над ценами

16

18

28

Государство, которое своё вмешательство в экономику сведёт к минимуму, предоставив максимальную свободу частной инициативе

13

8

9

Государство, которое восстановит государственный сектор экономики, одновременно расширив частные экономические и политические возможности граждан

40

37

41

Тип государства не имеет значения; стране нужен лидер, который возьмёт на себя всю ответственность за происходящее в России и будет проводить решительную политику

21

23

22

Затруднились ответить

10

14

0

 

Как видно из приведённых данных, население страны оказывается, с одной стороны, достаточно неоднородным по своим представлениям о надлежащей роли государства в экономике: ни один из вариантов ответа не был поддержан более чем половиной населения. С другой стороны, модель, связанная со свободной рыночной экономикой, не принимается населением, и в этом смысле в обществе существует определённый консенсус. При этом 41% населения поддерживает экономику, основанную на государственной собственности, но с элементами рыночной экономики; 28% выступают за плановую экономику с централизованным регулированием и контролем над ценами. Наконец, 22% россиян считают, что тип государства в экономике не так важен – главное, чтобы в стране был сильный лидер, который взял бы на себя всю ответственность за происходящее в стране.

Среди групп, чей доход не превышает медианного для страны, ярче выражен запрос на полностью централизованную экономику или на сильного лидера, проводящего решительную политику. Среди тех, чей доход выше медианного, выше и запрос на восстановление государственного сектора при расширении возможностей для активности населения. Так, среди наименее обеспеченных россиян (тех, чей доход не превышал половины медианы), запрос на централизованную экономику предъявляют 34%, на сильного лидера – 27%, на смешанный тип экономического регулирования – 27%. В группе тех, чей доход был более двух медиан, эти доли составляли 22%, 15% и 53%, соответственно.

Запрос на смешанный тип регулирования экономики возрастает с ростом уровня образования: так, среди тех россиян, кто получил лишь начальное или неполное среднее образование, он составлял 26%; среди имеющих среднее или среднее специальное образование – 37%; среди имеющих высшее образование – 50%; а среди тех, у кого два высших образования – 59%. Среди наименее образованных респондентов при этом выше запрос на сильного лидера и проведение решительной политики вне зависимости от экономического строя в стране.

Запрос на свободную рыночную экономику оказывается максимальным в самой молодой когорте россиян – среди тех, кто моложе 25 лет. В этой возрастной группе такой тип экономической системы поддержали бы 14%. Среди пожилых россиян достигает максимума доля тех, кто выступает за централизованную экономику – среди тех, кто старше 60 лет, она составляет 33%. Однако для всех возрастных когорт преобладающим вариантом остаётся смешанная экономика с доминирующей ролью госсектора.

Продолжая обсуждение запроса россиян на роль государства в экономике, интересно проанализировать их отношение к введению в России такого элемента свободной рыночной экономики, как частная собственность. В свете сказанного выше естественно, что даже в настоящий момент каждый пятый россиянин (21%) отметил, что в своё время (в начале 1990-х гг.) отнёсся к этому негативно. Положительное отношение к введению частной собственности сейчас высказывает чуть более трети населения страны (35%), остальные занимают нейтральную позицию (29%) или затрудняются с оценкой (15%) (рис. 9.3).

 

Положительное отношение к введению в стране частной собственности значительно возрастает с ростом уровня образования (среди имеющих образование ниже среднего положительное отношение к её введению высказывают 24%, среди имеющих высшее образование – 41%). Не менее значимым дифференцирующим фактором выступает и возраст – среди тех, кто моложе 25 лет, положительно относятся к введению частной собственности 50%, а среди тех, кто старше 60 лет, эта доля более чем в два раза ниже и составляет 22%. Значимы различия между группами с разным уровнем дохода – поддерживают введение в России частной собственности 20% среди имеющих менее половины медианного дохода и 52% тех, чей доход превышает две медианы. Кроме того, логично, что положительно относятся к частной собственности в стране 48% считающих, что их жизнь складывается хорошо, и 23% оценивающих свою жизнь как плохую.

Показательно, что по сравнению с 2005 г. поддержка населением введения в России частной собственности снизилась. Тогда более половины россиян высказывали положительное отношение к частной собственности, в то время как доля тех, кто относился к этому факту отрицательно, составляла только 16% (рис. 9.4).

 

Таким образом, среди населения возрастает не только запрос на ведущую роль государства в экономике, но и недовольство наличием частной собственности, распределение которой представляется нелегитимным и приводит к росту негативного отношения к частной собственности вообще.

Такие выводы подтверждаются, в частности, и динамикой отношения россиян к людям, которые разбогатели за последнее время. Хотя около трети респондентов утверждают, что относятся к ним не лучше и не хуже, чем ко всем остальным, каждый четвертый отмечает, что испытывает по отношению к разбогатевшим россиянам неприязнь и подозрение, причем эта доля возросла по сравнению с данными десятилетней давности (рис. 9.5).

Как видно из рисунка, наибольшие изменения в отношении россиян к людям, разбогатевшим за последние годы, произошли по варианту ответа «с подозрением, неприязнью». При этом несколько сократилась доля относящихся к разбогатевшим людям так же, как и ко всем другим, а также тех, кто относится к ним с презрением. По остальным позициям колебания были незначительны.

Продолжая анализ роли государства в экономике в представлении россиян, посмотрим, управление какими организациями население хотело бы видеть в руках государства, а какие отнесло бы в сферу компетенций частного сектора (рис. 9.6).

 

По распределению ответов на этот вопрос видно, как должна выглядеть структура управления экономической и социальной жизнью общества в восприятии россиян и как должны быть, в их глазах, распределены полномочия между государственным и частным секторами. Более 70% респондентов считают, что экономические структуры, связанные с природными ресурсами страны (электростанции, добывающие отрасли), транспорт, а также структуры, связанные с высшим и средним образованием (школы, вузы) и пенсионные фонды должны управляться исключительно государством. От половины до двух третей россиян поддерживают исключительно государственный контроль сферы строительства, предоставления и содержания жилья (ЖКХ), заводов тяжёлой промышленности (машиностроение, металлургия) и медицины. По таким организациям и сферам, как дорожное строительство, банки, театры, музеи, библиотеки, доля тех, кто выступает за государственное управление, близка к  доле тех, кто поддерживает совместное регулирование их как государством, так и частным сектором. Наконец, в управлении сельским хозяйством, производством продуктов питания, а также СМИ (газеты, телевидение) население хотело бы видеть как государственный, так и частный сектор.

Наибольшая доля сторонников только частного управления наблюдалась в оценке регулирования СМИ, но и там она не достигала даже пятой части населения. Таким образом, эти данные также подчёркивают уже отмеченную выше склонность населения страны отводить ведущую роль в экономике государству, которая, однако, по их мнению, не должна полностью сводиться к централизованному плановому хозяйству и частично совмещаться с частным сектором.

Посмотрим, произошли ли за последнее десятилетие какие-либо значимые изменения в распределении мнений по этому вопросу (табл. 9.3).

Таблица 9.3

 Какие организации должны управляться государством, 2001 и 2011 гг., %

Организации

2001

2011

Электростанции

89

82

Школы

73

76

Добывающие отрасли

80

76

Пенсионные фонды

80

75

Вузы

70

74

Транспорт

49

71

Эксплуатация жилищного хозяйства

63

66

Металлургические и машиностроительные заводы

72

62

Медицина

50

60

Банки

47

46

Театры, музеи, библиотеки

48

45

Производство продуктов питания

23

38

Телевидение

35

33

Газеты

29

28

Как видно из таблицы, основные изменения, произошедшие за последние 10 лет, касались, прежде всего, повышения запроса на роль государства в управлении организациями в сфере транспорта, производства продуктов питания, медицины, а также в сфере образования (школы и вузы).

При этом на 5% или более снизились запросы на роль государства в управлении пенсионными фондами, электростанциями, металлургическими и машиностроительными заводами; хотя доля тех, кто и сейчас поддерживает исключительно государственное управление организациями, работающими в этих сферах, остаётся высокой, составляя три четверти и более.

Представления россиян о роли государства в социальной и экономической сферах дифференцируются в зависимости от их возраста, уровня образования, типа поселения и других факторов. Однако запрос на ведущую роль государства в этих сферах всё же является преобладающим практически во всех группах населения – различаются, скорее, представления разных групп о возможных формах и степени реализации этой роли.

Полностью с текстом доклада можно ознакомиться по адресу: www.isras.ru 

 

Скачать статью

 
  • Страницы статьи:
  • 1
Showing record 5 of 7 Index
 

ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:

№ 4 (8) октябрь-декабрь 2011 г.

Скачать журнал
 
Тел./факс: +7 (495) 287-85-78
Наш адрес: ул. 2-ая Звенигородская, д. 13, стр. 42, 4 этаж, г. Москва, 123022
e-mail: info@pensionobserver.ru